Поиск Расширенный поиск
Об издании О редакции Реклама Подписка Контакты Проект фонда







Рубрики издания
Актуально
Погода в доме: плюс или минус?!
А женщина женщиной будет всегда
Ваше здоровье
Депутат и общество: грани общения
Региональные события
Крепкая семья - залог процветания общества
Это интересно
Городские события
Союз молодежи Узбекистана
Педагогика: поиск, творчество
Как живешь, махалля?
Из почты редакции
Люди твои, Чирчик!
Потребительские права
Стадион для всех
Спрашивали? Отвечаем
Из официальных источников





Hosting by UZINFOCOM

Региональные события

БУДЕМ ЖИТЬ

Почитай отца и мать своих.

Мегаполис, это ни среда обитания, ни единица административного деления, и уж не город - это точно. Это образ мышления, в своем роде своеобразная культура. В нём пропадают такие понятия как семья, очаг, забота и нравственность. Всё то, что так настойчиво пытались привить нам предки. Люди забывают своё прямое назначение, обрастают комплексами, тяжело переносят обиды, и закономерно ищут область самореализации, то есть среду, в которой можно было бы забыться и жить.

Много книг написано, много слов сказано, снято фильмов, о матерях - одиночках. О том, как тяжела доля женщины, порой совсем недурной, зачастую средних лет, растящей ребёнка в одиночку, в силу обстоятельств, как принято говорить, или по собственному желанию в принципе. О том, как она, выражаясь метафорически, ставит крест на себе, на своих желаниях (чего греха таить, инстинктах), отдавая себя воспитанию ребёнка, в надежде на то, что всё, о чём мечталось ей, но так и не сбылось, будет доступно её чаду. Одни их жалеют, другие осуждают, третьи пытаются помочь. Одним словом, судят в меру своей развитости, и извините банальной испорченности.

Случаются исключения. Детей бросают матери, сформировавшиеся для деторождения, но остающиеся эгоистичными детьми для их воспитания. Благо не часто.

Всё произошло как-то неожиданно и на ровном месте. Эльвира стала хорошо зарабатывать, и даже начала зло подшучивать над мужем, что, мол, она в доме хозяйка. Стала задерживаться на работе, с параноидальной периодичностью говорить о том, что она достойна большего: "Все бабы как бабы, а я королева". И вот в один из вечеров, она вошла в дом, с лицом совершенно чужого человека, выражающим не то равнодушие, не то презрение, и произнесла:

- Я от вас ухожу. Хочу быть нормальной женщиной, которую любят и носят на руках. Марат, ты справишься, я знаю. А дети меня поймут, когда вырастут. Ну, всё….

Утро. Марат не спал всю ночь. В голове крутилась лишь одна фраза: "Почему и за что?" Он просидел на кухне, всматриваясь в окно, не столько с интересом, сколько с равнодушием следя за происходящим.

Ему давно уже не пятнадцать, и истерика, или элементарная жалость к себе, прошли, так и не начавшись. Необходимо как-то научиться жить с этим.

Общеизвестный факт, что все мы живем, скажем так, для себя, только до момента появления детей в нашей жизни. Он допил …надцатую чашку кофе, докурил сигарету, и легкой, но заметно обреченной походкой, направился в спальню детей, всеми силами пытаясь скрыть отпечаток растерянности на лице.

Мальчик и девочка, пяти и семи лет, спали, как спят все дети - безмятежно и со спокойствием защищенности родных стен малометражной "хрущевки". Марат долго всматривался в их лица, понимая, что их пора будить в сад, но так и не решив, как им преподнести то, с чем он пока сам не знал, как справиться.

- Сердца мои, вставайте, - проговорил он не своим голосом, пытаясь скрыть неожиданно нахлынувшее волнение и надев безумно счастливую улыбку на лицо.

- Ну, еще чуть-чуть, - запричитали дети, не зная, что это утро их совершенно новой жизни.

- Пора, пора, или вы хотите, чтобы папа опять опоздал на работу, - торопил он, целуя их розовые щечки, - быстро в ванную в порядке очередности и возрастной необходимости, - входя в роль, смеялся он.

Обычно, а теперь уже в совсем другой жизни, Эльвиры к моменту пробуждения детей, либо еще не было, или уже не было, так что отсутствие занятой мамы, занятой не то собой, не то работой, удивление у детей не вызвало.

В квартире было очень холодно, и поэтому у него сложился небольшой тайный утренний ритуал, а именно согревание сиденья унитаза для детей. Посидев там минут пять, а затем, снова войдя в детскую, Марат увидел знакомую картину утреннего пейзажа их повседневности - его сердца, конечно. опять уснули.

- У меня такое чувство, что сейчас здесь кто-то получит по попке, - с деланной серьезностью произнес папа.

Малыши, вскочив, уселись на кроватках, укутавшись в одеяла, и улыбаясь спросонья, захлопали глазами.

- А сегодня не суббота?- Игриво улыбаясь, спросила Маша.

- Точно, воскресенье, - подхватив шутливый тон, засмеялся Марат.

- Кто последний, тот балда, - вскочив с кровати и бегом направившись в согретую отцом уборную, весело прокричал Русланчик.

- Сейчас посмотрим, кто балда, - побежала за ним старшая.

Марат остался в комнате один. С его губ сошла улыбка, выражение лица снова стало напряженным, с налетом некоторой растерянности. Он сел на стул и уставился в пол.

- Как быть?

Марат не был подкаблучником жены. Хотя и та бешеная любовь к ней давно уже осталась в воспоминаниях. Как принято говорить в таких случаях - ее поглотил быт и собственные амбиции. Появились дети, и тут явно стало видно кто кому должен.

В свои годы ему не удалось достичь тех высот, о которых мечтала она. Ведь представление о счастье у каждого сугубо личное, это, как известно не теорема Пифагора, в которой есть только один, не опровержимый ход событий с заранее известным концом. Доказано.

Он явно и без ложного оптимизма знал и видел свои возможности в этом мире успешности и вечной спешки. Его истинным счастьем являлись дети.

- Женщины приходят и уходят, а дети - навсегда, пусть даже не рядом. Они всегда твои, - говорил он.

Теперь, оставшись наедине со своим счастьем, он был в замешательстве, в разумной растерянности, свойственной людям, привыкшим нести ответственность, и не уходить от ответа, оставив дело на полпути.. Начатое должно быть законченно.

- Если не я,то кто? - пронеслось в его голове.

- Никто, - ответил он самому себе.

Погрузившись в эти мысли, о не ожидаемом, но неожиданно наставшем будущем, он не заметил, как в комнату зашла Маша и, обняв его сзади за шею, тихо произнесла голосом ребенка, но вдумчивостью смысла вложенного в слова взрослого человека:

- Все будет хорошо.

Обернувшись, он увидел, что глаза семилетней дочери смотрели на него, выражая глубокий смысл и понимание ситуации, выражение которых порой не свойственно даже многим из нас.

- Я знаю. С вашей помощью справимся.

Руслан, стоя в дверях ванной, закричал:

- Мне зубы чистить?

- Нет. Давай просто вырвем, - засмеялся отец, ощутив подкативший к горлу ком от всего увиденного, услышанного и так не вовремя наступившего.

Они уселись за небольшой обеденный стол на кухне. Марат привычно приготовил завтрак на две с половиной персоны. Маша села рядом с братом, и со строгой заботливостью, подавая ему ложку, произнесла:

- Ешь быстрее, а то опоздаем.

Все дружно загремели ложками и тарелками.

Отведя детей в сад, Марат вышел за ворота последнего, и, пройдя несколько десятков метров, остановился. Шел снег. Задрав голову навстречу падающим снежинкам, он сказал в полголоса:

- Помоги.

Никогда в своей жизни он не произносил этих слов с такой обреченной мольбой в голосе, ощущая всю свою беспомощность и брошенность.

Как принято, вслед за обидой приходит озлобленность, которая как ни странно это звучит, дает нам силы, в казалось бы, безвыходных ситуациях. Достав из кармана сотовый, он набрал номер Бахтияра - своего единственного друга, с которым они вместе работали на одном заводе, но в разных сменах.

- Салом. брат. Я тебя не разбудил?

- Здорово. Мгновение назад спал.

Повисла небольшая пауза, молчаливо говорящая о наличии не совсем радостной новости.

- Что-то случилось? - спросил Баха.

- От меня ушла жена.

- ….

- Ты слышишь?

- Слышу брат. Прости, но это рано или поздно должно было произойти.

- Знаю.

- Говори, я уже проснулся.

- Я понимаю, как тебе этого не хочется, и как мне должно быть неудобно тебя об этом просить, но просто больше некого….

- Хорошо, я уже собираюсь. Шефу звонил? Он знает, что я тебя подменю?

- Я позвоню. Спасибо, брат.

- Ты поступил бы также на моем месте.

- Спасибо.

- Давай, до вечера. Вечером зайду.

Они распрощались, и Марат стал строить план предстоящих забот на день. Покупки, уборка, готовка, стирка, забрать детей из сада. И самое главное - не хандрить. Что случилось, то случилось. Главное дети, а он уж, как-нибудь.

Вернулся домой, и первое, что захотел сделать, это перестановку в квартире. Переставить все, лишь бы разогнать неприятные воспоминания.

Во второй половине дня уборка-перестановка была окончена. Заварив чай и бросив в бокал пару ложек сахара, невольно он стал строить планы на будущее. Пусть не совсем радужные, но так неизбежно необходимые, не столько ему, сколько детям.

Он не осуждал жену за ее поступок, да и не жалел ни о чем, в принципе. Жить, так как жили они, это обречь друг друга на возрастающее непонимание, плавно переходящее в ненависть. Пусть дети растут в неполной семье, точнее без матери, чем вырастут нервными, с четким пониманием того, что семья - это постоянные упреки и ругань, взаимное недопонимание и как следствие один конец - развод.

И вот они снова за обеденным столом не большой кухни.

- Ну, как дела? - спросил отец.

- Ой. Сегодня опять Раношка весь день играла с моей куклой, а мне не давала. Она такая вредная. А ты что сегодня не был на работе? Когда ты все успел сделать?

- А я решил устроить себе выходной. А точнее сделать вам сюрприз. Вам так больше нравится? Вроде бы и квартира стала больше?

- Да как будто другая совсем. Не наша.

- А я опять с Ванькой подрался. Но он первый начал. Воспитательница поставила нас в угол и заставила помириться. А где мама? - пропищал Руслан.

Этого вопроса Марат более всего боялся. Он так долго и много прогонял все возможные варианты ответов в своей голове, но когда вопрос прозвучал, все варианты показались какими-то ничтожными и даже жестокими.

- В командировке, - выдавил он, понимая всю нелепость сказанного, - в длительной командировке.

- А когда она приедет? - не унимался Русланчик со свойственной детям открытостью и наивной жаждой знаний.

- Когда приедет, не знаю, но точно позвонит.

- Когда?

- Ну что ты заладил когда, когда. Сделает все дела и приедет, - вступилась Маша.

- Ешь, человек-паук, - засмеялся Марат, меняя тему разговора.

Позвонили в дверь и все сидящие за столом замерли. как сговорившись.

- Мама, - крикнул Русланчик, спрыгивая со стула.

Все направились к двери. Отворив, они увидели на пороге Бахтияра, стоявшего с небольшим тортом в руках и недвусмысленно, что-то прячущего во внутреннем кармане пальто.

- Здрасьте, - прокричали дети.

- Здрасьти, здрасьти.

- А мы думали это мама, - наивно улыбаясь, с долей сожаления, сказал Руслан.

Все немного растерялись, особенно Баха. Так обычно случается в результате проявления детской непосредственности.

Бахтияр разделся, и они прошли на кухню. Пили чай с тортом. Обменивались новостями за исключением одной. Примерно через час Марат уложил Русланчика и Машу спать и вернулся за стол.

- Наливай, - с долей иронии, пытаясь шутить, сказал он, - Да и повод какой….

- Да ладно тебе. Не обижайся, но твоя Эля, типичная ….

- Не нужно брат. Это моя вина.

- Виноваты те, кто сидят и ждут, а ты пашешь, как проклятый.

- Как видно недостаточно.

- Говорю же, это был лишь вопрос времени. Посмотри, даже о детях не подумала.

- Брось. Оставь. Какая теперь разница. Есть ситуация - у меня двое детей. Одна из них в этом году идет в школу.

- Ладно. Бог нам всем судья.

Они выпили.

Оба понимали, что не Марат выбирал ситуацию. Ситуация выбрала его. На этом вопрос о его нуждах, чаяниях и желаниях, был исчерпан. Все было просто и понятно.

Конечно, рано или поздно, он вспомнит и о себе, но всегда будет бояться травмировать детей. Травмировать и где-то не оправдывать их детских надежд, связанных с тем, что у папы есть только мама. А раз нет ее, то не должно быть больше никакой.

Вся его жизнь превратится в сплошную борьбу за уважение детей и свою авторитетность. Не забывая о том, что он теперь и за папу и за маму.

- Как-то спокойно стало, правда? - спросил хозяин квартиры.

- Просто ты принял решение и все разложил по местам в своей голове, поэтому и спокойно.

- Наверное, ты прав. Вернее хорошо бы было, если ты прав.

Посидев еще некоторое время, Баха стал собираться домой, и на какой-то момент, он подумал, как все же мне повезло с женой, а моим детям с матерью.

Он посмотрел на Марата и как-то неожиданно произнес:

- Не ты первый - не ты последний, но отнесись ко всему, как единственный. У тебя нет другого выхода.

Он протянул руку Марату. Они по - братски обнялись, и Марат сказал, озаренный улыбкой нашедшего выход из лабиринта:

- БУДЕМ ЖИТЬ.

М. PHILIPS.

gazetachirchik@mail.ru

 
« назад
Архив номеров
П В С Ч П С В
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30
Голосование
Вам нравится наш сайт?
Нет
Относительно
Да
Результаты голосования
Наши партнеры
Фонд развития СМИ
Чирчикский городской кенгаш УзЛиДеп
Чирчикский городской кенгаш Экологической партии Узбекистана
Пресс-служба хокимията г. Чирчика
Хокимият г. Чирчика
Чирчикский городской Кенгаш Союза молодежи Узбекистана




Copyright © 2006 — 2020 Chirchik
Сайт разработан при содействии Общественного фонда поддержки и развития независимых печатных СМИ
и информационных агентств Узбекистана.
Дизайн и программирование компании SAIPRO