Поиск Расширенный поиск
Об издании О редакции Реклама Подписка Контакты Проект фонда







Рубрики издания
Актуально
Погода в доме: плюс или минус?!
А женщина женщиной будет всегда
Ваше здоровье
Депутат и общество: грани общения
Региональные события
Крепкая семья - залог процветания общества
Это интересно
Городские события
Союз молодежи Узбекистана
Педагогика: поиск, творчество
Как живешь, махалля?
Из почты редакции
Люди твои, Чирчик!
Потребительские права
Стадион для всех
Спрашивали? Отвечаем
Из официальных источников





Hosting by UZINFOCOM

Люди твои, Чирчик!

МАСТЕР

Как же порой у человека резко меняется жизнь. Не у всех, конечно, случаются жизненные катаклизмы. Не у многих. Г. Г. Бажажин испытал, пережил такую катастрофу.

С юности Геннадий очень любил рисовать, мечтал стать художником. Родители относились к увлечению сына по разному. Мать Федосья Семеновна, сама интересовавшаяся живописью, одобряла. Отец Григорий Константинович презрительно махал рукой, мол, пустое это дело. Хотя обладал художественным чутьем, считался по ремонту квартир хорошим мастером.

Геннадий ходил в изокружок в Чирчикский Дом пионеров. Его вела Екатерина Васильевна Кристене, ставшая первой учительницей и наставницей в живописи. Она подсказывала, направляла. Получалось вроде неплохо. Молодой Бажажин был лауреатом чирчикской городской выставки детский рисунков. Наградили первым в жизни призом - альбомом для рисования с акварельными красками и кисточкой. Акварельные краски. Можно рисовать как взрослые художники.

Юношеские годы были насыщенными, однако прошли быстро. Настало время решать как строить жизнь дальше. Геннадий зная отношение отца к своему увлечению рисованием, потихоньку от него отвез документы в Ташкентское художественное училище им П. П. Бенькова. Потом успешно сдал вступительные экзамены. Но выяснилось, что в документе нет справки с места жительства. Взял ее в махалле.

Ах, справка, справка, что ты наделала. Надо же было такому случиться, что эту оказавшуюся неладной, справку увидел отец.

- Зачем она тебе?- сурово спросил Григорий Константинович.

Делать было нечего, пришлось сказать.

Характер у старшего Бажажина жесткий. Было от чего стать таким. В его жизни случилось столько всего, что с избытком хватило бы на несколько человек. В Сибири воевал с белогвардейцами. Командовал большим отрядом в армии, которой руководил К. Е. Ворошилов. Белогвардейцы жестоко расправились с родными Бажажина. Когда началась Вторая мировая война, ушел в партизаны.

Григорий Константинович выслушав сына, рассердился. Какое училище?! Какие картины?! Мужчина, прежде всего, должен думать о семье, о том, как зарабатывать на кусок хлеба. Для этого нужно овладеть настоящей профессией, а не заниматься мазней.

В общем, разговор проходил на повышенных тонах. За несколько минут изменилась судьба Геннадия. По настоянию отца он поступил в ремесленное училище № 13. Здесь учился на слесаря-сборщика конструкторов.

Особенно запомнилась практика, которую проходил на заводе "Чирчиксельмаш". Наставники попались из числа тех, кто считает, что для зеленых практикантов лучший путь в рабочие - весь день работать кувалдой, да еще на конвейере. Пусть узнают почем фунт изюма.

В первый же день появились кровяные мозоли. Домой Геннадий приходил таким уставшим, что не слышал уговоры матери о еде. Лишь бы добраться до кровати.

После окончания ремесленного училища направили работать на завод "Узбекхиммаш". И … опять кувалда, опять мозоли, опять та же усталость.

Как-то в обед Геннадий рассказал новым товарищам о своем увлечении живописью. Попросили показать рисунки. Он принес. Относиться к Бажажину стали лучше. Слух о "своем" художнике распространился по заводу.

В цех, где работал Геннадий, пришел начальник научного отдела труда А. С. Кравец и совершенно неожиданно для Бажажина предложил ему другу работу - привести в порядок внешний вид завода.

Но "Узбекхиммаше" многое осталось таким, каким было в 1941 году, когда завод наспх строился после эвакуации с Украины. Тогда прежде всего думали о пуске предприятия в эксплуатацию, выполнении военных заказов. Быстро были построены стены крыши цехов, завод начал работать. Какое уж там благоустройство, когда многие отработавшие смену спали рядом с цехом под открытом небом.

Предложение начальника НОТ не только заинтересовало тяготеющего к творчеству Геннадия, а вдохнула в его душу вторую жизнь. Из рабочих он стал старшим инженером-эстетиком. И звучит красиво, и профессия редкая. В семидесятые годы прошедшего столетия далеко не на каждом предприятии была такая.

Бажажин много ходил по территории завода, обдумывая, что, где следует сделать. Перво-наперво оштукатурили и покрасили цеха, стоявшие такими, каким их сделали в 1941 году. И вот что приятно удивило Геннадия. Он рассказал рабочим о своем предложении. Они отнеслись к нему не только благожелательно, а оставались после смены штукатурить и красить. Причем об оплате разговор не заходил.

Вдоль главной аллеи завода теперь уже не просто Геннадий - Геннадий Григорьевич - предложил посадить березки. Генеральному директору "Узбекхиммаша" А. Г. Караваеву и председателю профкома Н. Б. Шарипову эта идея понравилась. Березки и разные кустарниковые растения привезли из Ташкентского Ботанического сада Академии наук Узбекистана. Посадили. Сделали еще бассейн с подсвечивающимся фонтаном. Поставили столики, стулья.

Но чувствовал Бажажин, что надо бы что-то еще. И вот пришло озарение: сделать памятник заводчанам, погибшим во Второй мировой войне.

После долгих раздумий Бажажин решил сделать памятник в виде высокого обелиска, покрытого белым мрамором. Но кверху не суживающегося, а прямого. Почти на самом верху из бронзы отчеканено лицо воина. Ниже большие цифры тоже из бронзы: 1941-1945.

Памятник получился впечатляющий, а главное величественный. На него нельзя не обратить внимания.

Новый обелиск, как говорится, был на слуху у чирчикцев. Примеру "Узбекхиммаша" последовали другие организации. В танковом училище тоже захотели поставить памятник своим погибшим во Второй мировой войне танкистам, к училищу присоединилась одна из воинских частей.

Каждый памятник должен был быть особенным. Чтобы сделать его таким, требовалось много воображения. Геннадий Григорьевич мысленно создавал разные варианты, потом выбирал лучший.

Пожалуй, наиболее удался памятник в одной из воинских частей. Но она переехала из Чирчика на другое место. А памятник? Памятник увезла с собой.

Поступил заказ на мемориал из Газалкента. Просили сделать памятник для газалкентских воинов, погибших в Афганистане. Отказываться было нельзя. Для этого памятника Бажажин придумал оригинальное решение. Фигура скорбящей матери. Вокруг нее фотографии и выбитые из гранита фамилии всех погибших. На их родном языке! Если воин по национальности был узбек - на узбекском, русский - на русском, казах - на казахском. Творческая находка может быть и не большая, однако интересная. Автором таких памятников стал художник. Работа для него была новой, необычной, но и с ней он справился.

Работая на "Узбекхиммаше", Бажажин стал своим человеком в цехе товаров народного потребления. Цех славился. Газета "Известия" писала: ""Узбекхиммаш" производит помимо основной продукции - различного химического оборудования и турбомашин, - предметы кухонного и столового обихода. Объемам позавидует иная специализированная фабрика: миллионы изделий в год. Треть изделий маркируется государственным Знаком качества".

Ложка. Казалось бы, что в ней особенного? Однако специалисты, производящие ее, скажут, что ложка должна отвечать целому ряду требований: быть в меру, но не слишком тяжелой, ручка удобной для держания, сделана из материала, хорошо проводящего тепло, и конечно, красивой, изящной, радующей глаз.

- В цехе был накоплен большой опыт по производству ложек, вилок, других товаров народного потребления. Геннадий Григорьевич же занялся внешним видом ложек. По его эскизам стали делать специальные наборы позолоченных ложек. Правда, в продажу их поступало мало. В основном дарили известным в республике людям в юбилеи, праздники. Несколько наборов Бажажин подарил сам, о чем вспоминает с особым удовольствием.

В насыщенной жизни Бажажина есть одно несколько необычное увлечение занятие - чеканкой. Мальчишкой со сверстниками ходил на свалку, куда сбрасывали отходы с промышленных предприятий. В те годы медные, алюминиевые пластинки выбрасывали. Мальчишки их собирали. Геннадий зубилом на них чеканил.

Вскоре медь и алюминий привозить на свалку перестали. Тогда в ход пошли домашние миски, кружки. В начале 50-х годов прошлого столетия алюминиевой посудой пользовались во многих семьях. Когда мать обнаружила пропажу, Геннадию попало.

Но чеканку он не бросил. Повзрослев, учился по книге "Художественная обработка металла". Научился обрабатывать кислотой бронзовые пластинки, придавая им зеленый, и даже сиреневый цвета.

Чеканил Бажажин все прошедшие годы. Темы в работах были самые разные, даже сказочные - например, змей Горыныч. Но дома хранится всего две чеканки. Остальные раздарил.

С. ГАПИЧ.

gazetachirchik@mail.ru

 
« назад
Архив номеров
П В С Ч П С В
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30
Голосование
Вам нравится наш сайт?
Нет
Относительно
Да
Результаты голосования
Наши партнеры
Фонд развития СМИ
Чирчикский городской кенгаш УзЛиДеп
Чирчикский городской кенгаш Экологической партии Узбекистана
Пресс-служба хокимията г. Чирчика
Хокимият г. Чирчика
Чирчикский городской Кенгаш Союза молодежи Узбекистана




Copyright © 2006 — 2020 Chirchik
Сайт разработан при содействии Общественного фонда поддержки и развития независимых печатных СМИ
и информационных агентств Узбекистана.
Дизайн и программирование компании SAIPRO