Поиск Расширенный поиск
Об издании О редакции Реклама Подписка Контакты Проект фонда







Рубрики издания
Актуально
Погода в доме: плюс или минус?!
А женщина женщиной будет всегда
Ваше здоровье
Депутат и общество: грани общения
Региональные события
Крепкая семья - залог процветания общества
Это интересно
Городские события
Союз молодежи Узбекистана
Педагогика: поиск, творчество
Как живешь, махалля?
Из почты редакции
Люди твои, Чирчик!
Потребительские права
Стадион для всех
Спрашивали? Отвечаем
Из официальных источников





Hosting by UZINFOCOM

Проект фонда

ЗА БОГАТЫМ ФАСАДОМ

Живут в Чирчике на перекрестке улиц Ташкентская и Менделеева две пожилые женщины. Александра Николаевна Малышева и Мария Степановна Вострикова. Двухэтажный дом, в котором они живут, бросается в глаза. На первом этаже магазины ОАО "Электркимесаноат" с широким выбором разнообразных товаров. Здесь постоянно покупатели. Многие работают на предприятии, поэтому знают друг друга. Встречаясь в магазине, разговаривают, обмениваются новостями. Все как обычно.
Но для пожилых женщин, если они, почувствовав себя чуть лучше, дошли до продуктового магазина, это другой мир. Было время они тоже жили напряженно, как им сейчас представляется, интересно. Но как давно это было. Ныне одиночество своими страшными когтями крепко схватило за горло. Они знают, что уже не отпустит. Но что же делать? Ведь жизнь продолжается. Трудная, без радостей, без обычных раньше удовольствий. Однако, как бы она не складывалась, это - жизнь. Много страданий, боли пришлось пережить им и всем тем, на чью долю выпала война. Сколько мучений, несчастий. По-разному складывалась их жизнь. Однако много в ней и общего, характерного для всего поколения. И как же обидно, когда те, кто даже по долгу службы обязан помочь, проявляют черствость, равнодушие.

ЛАГЕРЬ - ЗА ДОБРОТУ

Это воспоминание особенно врезалось в память Александры Николаевны, на всю жизнь. Шел 1942 год. Фашистские войска оккупировали Ростовскую область, где в небольшом городке Красный Сулин в 1935 родилась Александра.

В городке устроили лагерь для военнопленных. Жители Красного Сулина видели, как тяжело им приходится. Старались помочь.

- Меня с несколькими девочками постарше послали отнести пленникам картошку, - рассказывает Малышева. - Немцы задержали нас, оставили в лагере. Заставляли ухаживать за ранеными, больными, работать на кухне, убираться. Кормили картофельными очистками. Иной раз заставляли танцевать. За это бросали галеты. В лагере пробыла 5 месяцев. Девочки постарше - до освобождения.

Отец Николай Николаевич Черепов вернулся к нам только в 1948 году. После войны восстанавливал разбитые мосты. Война закончилась, но жизнь стала не намного лучше. Трудное было время. Посмотрел папа, как мы живем, и решили они с мамой уехать в Азию. Там, говорили их знакомые, жить полегче. Приехали в Киргизию. Здесь в 1951 вышла замуж за Федора Яковлевича Малышева. Он был военным. В 1955 году мужа направили служить в Чирчик. Выделили эту квартиру. С тех пор в ней и живу.

У нас родилось два сына. Анатолий в 1954 и Игорь в 1962. Старший пошел по стопам отца. С отличием окончил Чирчикское высшее танковое командно-инженерное училище. Направили в Германию. Потом поступил в Москве в военную академию. Женился, да так и остался в Москве жить. Сейчас полковник.

А Игоря, когда призвали в армию, послали в Афганистан. Там был ранен в позвоночник. Вернулся чуть ли не инвалидом. Сколько ни уговаривали его обратиться к врачам, пройти обследование, не слушался. Работал после армии в тресте "Промтехмонтаж" сварщиком. 26 ноября 1996 года Игоря привезли с работы. Там стало ему плохо. Тут уж я не удержалась. Повела его к хорошему врачу Борису Аркадьевичу Киму. Он лечил еще моего мужа, умершего в 1987 году.

Ким, посмотрев снимки позвоночника, только покачал головой. "Борис Аркадьевич, вы меня хорошо знаете, скажите правду", - попросила я. Сначала он отнекивался, но все же сказал, что начался распад позвоночника, образовалась остеосаркома. Потом в энциклопедии прочла, что это злокачественная опухоль.

"Сколько Игорь проживет?" - спросила у Кима. "Все зависит от ухода. В хороших условиях 2-3 месяца", - ответил он.

Для сына делала все возможное. Игорь прожил полгода. Умер 11 мая 1997 года. В Чирчике я осталась одна. Да и в жизни тоже. Не сложились у нас отношения с женой Игоря Ольгой.

СЛОМАВШАЯ ЖИЗНЬ АВАРИЯ

Ровесница А. Малышевой Мария Степановна Вострикова родилась в Крыму. Когда началась война, чтобы не умереть с голоду, мать увезла дочь, которую воспитывала одна, в колхоз "Первого мая" под Феодосию. Начала работать с 14 лет. Причем грузчиком.

Год проходил за годом. Однако жизнь в колхозе мало менялась. Было по-прежнему тяжело. И уехать нельзя. Паспорта на руки не давали. Из всего того времени осталось одно приятное воспоминание. Был в 50-х год с небывалым доселе урожаем пшеницы. Ее собрали столько, что когда ссыпали, грузчики, как дети (собственно, они были не намного старше) кувыркались, будто в воде.

Есть и второе хорошее воспоминание. Окончила в 1962-м в Красноярске школу поваров. Ее направили отрабатывать два года на небольшой теплоход, плавающий по Енисею. Конечно, большая река произвела огромное впечатление. И команда на теплоходе подобралась дружная, поэтому время пролетело быстро.

Все бы ничего, да в Сибири холодно. А Вострикова южанка, к морозам так и не смогла привыкнуть. Приехала в Чирчик. Вышла здесь замуж за Наримана Гибаевича Гизатулина. Два года ухаживал. У него был небольшой домик на Аккаваке. Оттуда ранним утром ходила в Троицк на АО "УзКТЖМ", где работала поваром. Потом решила резко поменять профессию. Ее, выросшую в колхозе, почему-то всегда привлекала техника. Пошла работать крановщицей на стройку.

Несчастье случилось 24 февраля 1980 года. Строили школу. Башенный кран был неисправен. По технике безопасности работать на нем нельзя было. Руководство стройки об этом знало, но закрывало глаза. Обещало со дня на день починить. Дни проходили. Обещания оставались обещаниями. Востриковой приходилось работать.

Кончилось тем, что кран упал. Мария Степановна разбилась. На левой ноге было три открытых перелома, на правой - два. Переломано бедро, поврежден позвоночник. Полгода пролежала в больнице. Долго могла передвигаться только с костылями. Хотели ногу ампутировать. Еле упросила не делать этого.

Как только после аварии пришла в себя, ее навестило начальство стройки. Просило подписать разные бумаги, никому не говорить о неисправности крана. Бумаги она подписала, молчать обещала. Начальство успокоилось. О потерпевшей забыло.

Определили Востриковой вторую группу инвалидности. Через два года поменяли на пожизненную третью. Друзья возмущались, советовали: "Езжай в Ташкент в республиканский институт травматологии. Там обследуют объективно."

Но Мария Степановна не стала этим заниматься, знала, что ездить придется не один раз. А как ехать, если по дому ходит с трудом. Муж успокаивал: "Что я тебя не прокормлю? Не волнуйся, проживем".

В 2002 году Нариман Гибаевич умер. Вострикова продала домик, купила квартиру в Чирчике.

Так две женщины-инвалидки оказались не только соседями, но стали самыми близкими людьми. А телефон для обеих - связующим звеном с миром. Каждый год со страхом ждут они ненастья. Знают, что вместе с дождями придет в их квартиры большая морока.

ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ

- В 1979 году в наших квартирах сделали ремонт на средства, выделенные ОАО "Электркимесаноат", - продолжает рассказ А. Малышева. - После этого забыли. Лет восемь назад дома приняло товарищество частных собственников жилья "Рохат сервис". Принял без всякого ремонта, в том незавидном состоянии в какое они к тому времени пришли. Затем дома перешли к ТЧСЖ "Уй жой киме", кстати, тоже без ремонта. Почему так получилось? Думаю, поветрие было такое. Предприятия старались от своих домов побыстрее избавиться, перекладывая всю ответственность на ТЧСЖ. А те в большинстве своем оказались маломощными.

Мне еще повезло, ведь много лет проработала на предприятии, меня там помнят, помогают. Если что нужно, звоню заместителю директора по быту Собирову. По его указанию убрали мусорку, которая была прямо против дома. Теперь договорились с магазином, что на первом этаже. Наш мусор вывозят вместе с их мусором. Платим за это по 300 сумов в месяц. Это терпимо. А вот на лекарства денег нет. У меня сердечные спазмы. Недавно выписали лекарство, за 200 таблеток которого надо заплатить 58 тысяч сумов. Где их взять? Я и так продала почти всю мебель, швейную машинку. "Скорую помощь" чуть ли не каждую неделю вызываю.

Прорвало батарею. Горячая вода залила квартиру, полилась в подъезд. Хорошо подключилась к ликвидации аварии соседка с другого подъезда Ирина Ильясова. Она тоже работает на предприятии. Приехали, поставили другую батарею.

Недавно в нашей махалле № 17 избрали нового председателя Ш. Раджапова. Человек, видно, сердечный. Махалля заплатила за меня с соседкой за газ. Обратились к нему по ремонту крыши. Он ответил, что крыша не в компетенции махалли. Ею занимается ТЧСЖ. Только не верю я этим товариществам. Председатели там постоянно меняются, а толку никакого.

Крышу в нашем доме чинили не раз, не полностью, там, где течет. Говорят, на всю крышу нет денег. Выходит, пойдут дожди и у нас опять потолки по углам будут мокрые. У меня с Марией Степановной ни копеечки нет задолженности за коммунальные услуги, за квартплату. Куда идут наши деньги?

Обошел квартиру Александры Николаевны. Во всех комнатах, в коридоре, на балконе, в кухне, ванной уродливые подтеки.

У Марии Степановны положение такое же. В марте в ванной отвалился кусок штукатурки диаметром больше метра, трубы проржавлены, замазаны.

Нижние ветки двух растущих рядом с домом деревьев поднимают с крыши шифер. Для дождевой воды раздолье, для жителей - беда.

Рассказал о ситуации в доме №5 председателю ТЧСЖ "Уй жой киме" Т. Батырбекову.

- Знаю об их бедах, - сказал Тогай Серикбаевич, - мне недавно звонил председатель махалли № 17 Ш. Раджапов, просил помочь пенсионеркам. Крышу чинили, да видно неважно. Но вот что удивляет, из 70 двухэтажных домов нашего ТЧСЖ жители ни одного дома не согласились оплатить 30 процентов за ремонт подъездов. Кстати, увеличить плату обязательного взноса (он равен 40 сумам за 1 м2) тоже не хотят.

Стройматериалы же постоянно дорожают. Еще недавно лист шифера стоил 8 тысяч сумов, сейчас 15 тысяч. К тому же размеры, которые ныне выпускают, к этим домам не подходят. Сильные ветра поднимают выступающую из-под крыши часть шифера.

Что касается деревьев, то создали комиссию по вырубке высохших насаждений. Отдел озеленения и охраны природы, отдел благоустройства города разрешили вырубить 10 засохших деревьев. А у дома № 5 растут крепкие, прекрасные деревья. В месяц товарищество собирает 21 миллион сумов. Из них только 20 процентов можем истратить на приобретение стройматериалов. Тем не менее в пяти домах планируем сделать ремонт. Поможем и дому № 5.

… Есть и другой путь, предусмотренный статьей 30 закона "О товариществах частных собственников жилья". Он предусматривает ремонт за счет квартировладельцев. То есть можно купить необходимое число шифера, нанять кровельщика, определить стоимость работ и написать заявление в правление ТЧСЖ с просьбой зачесть расходы на ремонт кровли дома в счет обязательных взносов.

В заявлении следует указать расходы на стройматериалы, приложить чеки, подтверждающие их. Надо также указать имя и фамилию кровельщика, его паспортные данные, стоимость выполненной им работы. Члены правления должны расписаться на заявлении, чтобы впоследствии зачесть затраты в счет погашения обязательных взносов.

Об этой статье закона пенсионерки явно не знают. Да если бы и знали, не смогли бы по состоянию здоровья заниматься столь кропотливым делом. Возможно, не знают и в ширкате. А если знают, то не захотели подсказать более молодым квартировладельцам. Поэтому-то воз и ныне там. Ведь проблема с рубкой двух тонких стволов - это не проблема, а отговорка.

Не первый год наша газета в каждом номере несколько полос уделяет встающим перед жильцами сложностям. К сожалению, писать есть о ком и о чем. Во многих домах стало нормой отсутствие отопления, горячей воды, протекающие крыши, затопленные подвалы, проржавевшие инженерно-технические коммуникации, частое отключение электроэнергии. Письма, звонки читателей, а то и их приход в редакцию с рассказами о бедственном положении в своих домах уменьшаются не в таком количестве, как хотелось бы.

Редакция часто предоставляет слово на страницах газеты руководителям организаций, которые должны заботиться о благополучии наших домов. Их выступления, как правило, бывают более-менее дельными, рассказывающими об объективных причинах и вроде бы независящих от руководителей авариях, нарушающие нормальную жизненную обстановку.

Но от этого чирчикцам не легче, особенно таким беспомощным как А. Малышева и М. Вострикова.

С. ГАПИЧ.

gazetachirchik@mail.ru

 
« назад
Архив номеров
П В С Ч П С В
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31
Голосование
Вам нравится наш сайт?
Нет
Относительно
Да
Результаты голосования
Наши партнеры
Фонд развития СМИ
Чирчикский городской кенгаш УзЛиДеп
Чирчикский городской кенгаш Экологической партии Узбекистана
Пресс-служба хокимията г. Чирчика
Хокимият г. Чирчика
Чирчикский городской Кенгаш Союза молодежи Узбекистана




Copyright © 2006 — 2020 Chirchik
Сайт разработан при содействии Общественного фонда поддержки и развития независимых печатных СМИ
и информационных агентств Узбекистана.
Дизайн и программирование компании SAIPRO